пятница, 17 августа 2007 г.

Транссексуалка Эрика КИШЕВА увела бизнесмена из семьи


Экзотическая танцовщица-транссексуалка Эрика КИШЕВА, в прошлом бывшая мужчиной, снискала широкую известность после участия в телепроекте «Дом-2». Про нее ходит множество самых разнообразных слухов. Корреспонденты «ЭГ» побывали у Эрики дома и попытались выяснить все детали из первых рук.
- Честно говоря, я боюсь журналистов, - призналась нам Эрика. - Они меня постоянно подставляют. Помню, еще до операции я снималась для какой-то передачи. По их просьбе, оставила им кучу своих фотографий. А они потом нашли какую-то девку, подложили ей что-то под одежду и заставили ее, любуясь на мои фотографии, говорить, будто она ждет ребенка от меня. А сколько глупостей говорят и пишут про мою половую принадлежность! Называют меня трансвеститом! Я даже драться лезу, когда слышу такое. Трансвестит - это переодетый мужик. Например, Заза Наполи, которая ведет на НТВ передачу «Сука-любовь». А я женщина до мозга костей. Многие просто не понимают, что такое транссексуализм. Считают, смена пола - прихоть, что у людей просто едет крыша на почве гомосексуализма. Это полный бред! Транссексуализм не имеет с гомосексуализмом ничего общего. Это врожденная половая дисфория, при которой человек ощущает себя существом другого пола. С самого раннего детства я не понимала, почему меня одевают в мужские одежды. Я хотела платья и бантики. Позже я узнала о существовании гомосексуализма. Но я не могла себя причислить к геям. Я не хотела заниматься сексом с мужчинами и при этом быть мужчиной. Я хотела иметь женский облик. Из-за этого половая жизнь у меня началась очень поздно - в 21 год. Первый секс у меня случился, когда внешне я уже была девушкой. Правда, не до конца. Я была «с сюрпризом». То есть, с членом.

- Как у тебя складывались отношения с окружающими?
- Я выросла в Нальчике в религиозной мусульманской семье. Папа - дальнобойщик, мама работает в магазине.
Сами понимаете, в среду, которая меня окружала, я абсолютно не вписывалась. А когда я говорила, что хочу стать девочкой, на меня смотрели как на полоумную. Я поняла, что в Нальчике мне делать нечего, и решила перебраться в Москву. Родители меня не отпускали. Тогда я продала мобильный телефон, купила билет и уехала. В Москве жила моя подруга детства Анзорина, - Эрика показала на хлопотавшую в кухне женщину чуть старше ее. - Раньше она тоже была мужчиной. Мы с ней занимались восточными танцами. Даже выступали на конкурсе «Нальчикские зори».

- Вместе с нами там выступала Сати Казанова, которую потом раскрутили на «Фабрике звезд», - вмешалась в разговор Анзорина. - Я, наивная, тоже ходила пробоваться на «Фабрику» и на «Народного артиста». Но оказалось, что это все обман, будто они ищут таланты. На кастинге в «Народный артист» комиссии очень понравилось мое пение. А потом ко мне подошел дядечка и сказал: «Если у тебя есть 50 тысяч «зеленых», мы тебя возьмем».

- Первое время Анзорина помогла мне с жильем и с работой в клубах, - продолжила рассказ Эрика. - Потом судьба меня свела с известной транссексуалкой Варварой Странжей. Она пригласила меня танцевать в свое шоу «Магические леди». А в 2005 году я одержала победу в конкурсе «Мисс травести России». Я общалась с транссексуалами и выяснила, что нужно делать для смены пола. Да, я переодевалась в женскую одежду, но все равно не ощущала удовлетворения. Мне хотелось полностью превратиться в женщину. Одна транссексуалка, которая уже сделала операцию, объяснила мне, что нужно начинать с приема женских гормонов. И я на свой страх и риск, не ходя ни к каким врачам, стала их принимать.
- Как долго?
- Пять лет. Ощутимые результаты почувствовала довольно быстро. Мне в этом смысле повезло. У меня от природы практически не росли волосы ни на лице, ни на теле. Повезло мне и с конституцией. Через полгода у меня уже выросла грудь первого размера. Я округлилась, стала женственной. Отразился прием гормонов и на психике. Мне круглые сутки хотелось секса. Но потом организм привык, и я постепенно успокоилась. Член у меня вплоть до операции стоял. Но возбуждение происходило только на мужчин. Женщины меня не возбуждали.

- Не понимаю, как ты могла расстаться с членом?! - запричитала Анзорина. - Вот я с «сюрпризом» родилась - с ним и умру. Ну, если только появится какой-то принц, в которого я сильно влюблюсь, может, ради него и лягу под нож.
- А я бы пошла на это независимо ни от чего, - не согласилась с подругой Эрика. - Всего у меня было три операции. Первую я сделала на носу. Убрала кавказскую горбинку. Потом сделала груди. А 30 августа будет год, как я стала полноценной женщиной. Заключительная операция длилась шесть часов. Вопреки распространенному заблуждению член вовсе не отрезается. Из него просто вынимают хрящи. Остается только кожа и нервные окончания на головке. Это все заправляется внутрь, и из этого делается вагина. Благодаря такой технологии во время вагинального секса я испытываю оргазм. Это байки, что транссексуалы ничего не чувствуют! Также у меня осталась предстательная железа. И я могу получать удовольствие от анального секса.

- Дорого обходится превращение в женщину?
- Ну, гормоны вообще стоят копейки. Операции, конечно, обходятся дороже. За нос я отдала полторы тысячи долларов.
За груди - три тысячи. А за завершающую операцию - 105 тысяч рублей. Причем за месяц до этого она стоила всего 40 тысяч. Но пока я получала разрешение, цена неожиданно выросла. Да-да, на операцию еще нужно получить разрешение. Есть, конечно, врачи, которые подпольно делают. У одного из таких оперировалась покойная певица-транссексуалка Дива Александрия. Возможно, именно поэтому она так рано ушла из жизни. А я не хотела рисковать и делала операцию у проверенного специалиста - известного хирурга Рубена Адамяна. Для получения разрешения мне пришлось проходить обследование в психоэндокринологическом центре Степана Матевосяна на Старом Арбате. Потом на основании этого разрешения и справки об операции в загсе по месту жительства меняют документы.
Метрику мне уже сделали. Скоро должны выдать паспорт. Там я уже официально буду Эрикой. Однажды читала какую-то книжку и наткнулась там на характеристики женщины по имени Эрика: стервозная, сексуальная, агрессивная. «Да это же про меня!» - подумала я. И стала Эрикой.

- Как твои родные отреагировали на произошедшие с тобой метаморфозы?
- «Ну, был дурак, а стала дура, - говорит мне сестра. - И в чем разница?» Категорически меня не приняла только мамина сестра. А все остальные поняли и приняли.

- Если верить Интернету, ты зарабатывала проституцией и не гнушаешься делать это до сих пор…
- Сейчас я зарабатываю только выступлениями в шоу Варвары Странжей. Раньше - да, занималась проституцией. Каждая транссексуалка через это проходит. Ну куда еще с женской внешностью и мужскими документами можно устроиться и заработать деньги на операцию?!

- Говорят, одним из твоих постоянных клиентов был телеведущий Андрей Малахов…
- Да-да, с Малаховым у нее сразу сложился контакт, - усмехнулась Анзорина. - В свое время нас приглашали к нему на передачу. И под конец она уже целовалась с ним взасос. Да что там Малахов! Через нас прошли 90 процентов политиков, олигархов и звезд шоу-бизнеса! Больше всего меня веселят наши депутаты. У себя в Думе они запрещают гей-парады, а сами потом эти меньшинства трах…т!
- Замолчи на фиг! Или я тебе сейчас кляп вставлю! - взревела Эрика. - Я не хочу, чтобы мне потом оторвали башку. Я имела успех в сфере эскорт-услуг именно потому, что умела держать язык за зубами. Да, среди моих клиентов были известные люди. У них это считалось экзотикой - женщина с «изюминкой». Но я даже под страхом смерти не назову ни одного имени. Могу сказать только, что всех клиентов, которые у меня были, я как мужчин не переваривала. И Малахов тоже совершенно не в моем вкусе.
Грудями мыла окна

- Какие мужчины тебе нравятся?
- У меня в жизни была одна большая любовь. Я прожила с этим человеком три года. Даже татуировку с его именем сделала.
Его зовут Леша. Он серьезный бизнесмен. Мы познакомились с ним в Интернете. Он долго уговаривал меня на встречу. А я, дура, кидала его. Тогда он приехал ко мне как клиент. Мы стали встречаться. И я по уши в него влюбилась. И он в меня безумно влюбился. У него были жена и ребенок. Но он разошелся и стал жить со мной. Как и у меня, у него очень тяжелый характер. Мы с ним ссорились и дрались каждый день. После очередной ссоры я психанула, собрала вещи и ушла. Но мы все равно встречаемся и занимаемся сексом.

- А как же мальчик Вова из Иваново, с которым ты сошлась на «Доме-2»?
- Мы с ним уже расстались, - вздохнула Эрика. - Вроде бы сначала все складывалось хорошо. Секс у нас был просто фееричный. Но потом у меня начали закрадываться подозрения, что он уж слишком слащавый…
- Оказалось, он работает в гей-сауне, где я раньше была хозяйкой зала, - объяснила Анзорина. - «Куда пошла, пидараска?! - гоняла я его. - Иди работай!»

- Как тебя вообще занесло на «Дом-2»?
- Я этот проект не смотрела и толком не знала, что это такое. Мне подружка предложила пойти на кастинг. Я тогда как раз рассталась с Лешей. У меня была депрессия. И никакой «Дом-2» мне был не нужен. Но я все-таки пошла за компанию с подружкой. Надела прозрачное платье без белья. И редактор сразу мной заинтересовался: «Мы вас берем». Мне предлагали для интриги сразу не говорить остальным участникам, что я сменила пол. Но я предпочла в первый же день все открыто рассказать. Меня приняли очень тепло. Когда я грудями окна мыла, все были в восторге.

- Почему же ты так быстро ушла из проекта?
- Что мне там было делать?! Участникам платят по 1000 долларов, но только через три месяца пребывания. А я-то только пришла и сидела без денег. И мне такая жизнь быстро надоела.
Источник «ЭГ»